БЛЮЗ НАЗИМА КУЛИЕВА

Часть первая.
Биографическая справка


1951 г. - родился в г. Гяндже, Азербайджан. Отец - Кулиев Мамед Теймурович, азербайджанец. Мать - Ножко Анастасия Матвеевна, украинка.

1958-1966 г.г. - учился в классе специального фортепиано Н.А.Ахундовой в спец. музшколе-десятилетке им. Бюль-Бюля.

1966-2005 г.г. - работал монтером, путевым обходчиком, рабочим, зав. кабинетом звукозаписи, музыкантом Азконцерта, продавцом, шофером, директором фирменного магазина.

Назим Кулиев

1970-1990 г.г. - играл на бас-гитаре в коллективах "Ореро", "Гая", "Мугам", ансамблях ресторанов Морвокзал, "Садко", "Ченлибель", "Интурист", "Азербайджан" и т. д.

1983-1985 г.г, - руководил созданным им же ансамблями "Чарх", "Клуб".

Объездил с различными ансамблями Азербайджан, Советский Союз, Африку, Афганистан, Вьетнам. Был в Чехии, Венгрии, Турции.

Был дважды женат. Имеет двух сыновей - Теймура и Вагифа.

Хорошо готовил, хорошо смеялся, хорошо писал (статьи, рассказы, письма), имел тонкий вкус. Был щепетилен в отношениях, в одежде, в выборе музыки и друзей. Друзей имел много…

2005 г. - умер в г. Днепропетровске, Украина.

Такова схема жизни, вычерченная тобой, Назим, напополам с судьбой.


Часть вторая. Человек "индиго".
Психологи считают, что человек,предпочитающий синий цвет, независим, меланхоличен, скромен, справедлив, умен, не прочь произвести впечатление. Он дружелюбен, но не уверен в себе и замкнут. Синий цвет связан с небом и морем, потому является цветом дали и тоски по путешествиям, цветом ожидания сверхъестественного. Это цвет ученых, артистов, писателей, религиозных деятелей. С одной стороны, это реформаторы, с другой - консерваторы. То они мягки, то отличаются резкими перепадами настроения, то обходительны, то фанатичны.

Назим Кулиев

Таков твой психологический портрет, взятый из статьи парапсихолога, никогда не видевшего тебя, но с научной точностью проанализировавшего твою фотографию, сделанную летом 2004 года, в счастливые минуты свидания с родиной после десятилетней разлуки.


Часть третья. Музыкант из "клуба одиноких музыкантов под управлением сержанта Пеппера"
Среди строк биографии и психологических определений как сапфировый кристалл сияет память о твоем фанатичном отношении к музыке и джазу.
Назим Кулиев

Будучи подростком, ты на полном ходу соскочил с поезда, идущего по рельсам, проложенным родителями, ради битлов, поманивших туда, где обитает душа, туда, где "Yesterday" наступает завтра. Вместо тяготившего тебя тогда музицирования наедине с ролями ты уловил в этом стиле возможность сиюминутного создания своей музыки совместно с друзьями, понимающими тебя с полтакта.
Сотворчество и сотоварищество стали твоим идеалом. Отрицая привычный жизненный уклад, преодолевая извечные для музыкантов тогдашнего андеграунда (не случайно первый созданный тобой ансамбль собирался в подвале) материальные и моральные помехи (необходимость играть попсу, грезя о чистом джазе; продираться сквозь баррикады совковых уловок, расставленных в расчете потушить пылающие сердца), ты шел к заветной цели. Она была сколь проста, столь и труднодоступна: музицировать с настоящими музыкантами, играть свою музыку, видеть и слышать свет и звуки, что за кордоном.
Талант, напополам с везением позволили тебе превратить все мечты в реальность. Ты играл джаз с лучшими бакинскими профессионалами, тебя понял и принял в свой ансамбль твой кумир Вагиф Мустафазаде. Свидетель и инициатор первого вашего знакомства, звукооператор Эмиль Кулиев рассказывал, что после первых трех минут игры твоего коллектива Вагиф, отчаявшийся найти музыкантов себе под стать, вскочил, побежал на кухню с криком: "Эльза! Они играют джаз!". Более того, твой джазроковый бас (как и ритмы барабанщика Пярвиза) внесли новый импульс в классически-джазовое творчество Мастера.
После его кончины у тебя на руках тебе посчастливилось ценой невероятных организационных и творческих усилий создать свое колесо фортуны "Чарх", который одним из первых в Азербайджане поднял стиль джаз-рока на должную высоту.
Ты пошел дальше битловского сержанта и в творчестве, и в жизни: смог от перченного молодежного стиля прийти к стилю интеллектуальному, адресованному более широкому кругу; научился ограждать себя от одиночества крепостью из верных друзей и непроницаемой для посторонних стеной из любимой музыки. С младенчества ты, будучи один, все время что-то напевал; находясь два последних дня в коме (по определению врачей), ты опроверг их медицинские догмы тем, что продолжал слышать музыку, звучащую у твоей постели, отбивал тихонько ее ритм пальцами рук.
Тебе повезло еще и в том, что шел ты через жизненные тернии по пути, освещаемом единственной в мире Улыбкой, найти которую не каждому суждено.

Назим Кулиев

...Но почему же тогда твой блюз, поселившийся Навсегда в наших душах, столь печален (веселых блюзов не бывает - сказал бы ты). Тогда напомню всем нам, скорбящим, фразу из А.Пушкина:

"Печаль моя светла, печаль моя полна тобой!"
Светла, потому что умирают молодыми те, которых любят боги.

Таира Кулиева-Керимова
05.05.05 Самсун, Турция