ПАРВИЗ РУСТАМБЕКОВ - ДЕЛО № ?

Парвиз Рустамбеков - легенда азербайджанского джаза, выдающийся музыкант - исполнитель джазовой музыки, трагическая судьба которого привела к смерти в подвалах "багировской лубянки". Он был необоснованно и нелепо обвинен как музыкант, преклонявшийся перед "тлетворным западным искусством".
Он был родом из некогда состоятельной бакинской семьи Рустамбековых, музыкой стал увлекаться еще в детстве, занимаясь в Доме пионеров, играл на кларнете. Будучи одаренным музыкантом, он сразу обратил на себя внимание и в 1940 году был приглашен Тофиком Кулиевым в его оркестр.

Парвиз Рустамбеков

В 1944 году, во время гастролей знаменитого Эдди Рознера в Баку, талантливый саксофонист, вызвавший восхищение у Рознера, был приглашен им в его оркестр первым саксофонистом и кларнетистом, что стало сенсацией - ведь Эдди Рознер, музыкант с мировым именем, принимал в свой коллектив только талантливых исполнителей. Для 22-летнего саксофониста это было лестным предложением, и он с удовольствием принял его. На всех концертах по стране он пользовался особым успехом, его даже стали называть советским Бенни Гудменом. Юрий Саульский так рассказывал о Парвизе Рустамбекове, игравшем в оркестре Эдди Рознера:
Пиро Рустамбеков поражал всех, кто слушал его. Это был музыкант высочайшего класса, импровизатор по чисто природной своей сути. Строя сложнейшие музыкальные фразы, он "попадал" в гармонию как бы интуитивно. Однажды он пришел в ансамбль, в котором я тогда работал, и сыграл с нами несколько пьес. В его игре было столько свежести и новизны! Он поразил всех нас каким-то необычным ощущением импровизации. Его соло всегда строилось на основе четкого развития, во всем была ясная форма. В музыке жила мысль. Играть вместе с Рустамбековым было наслаждением…

Парвиз Рустамбеков

Спустя 2 года, будучи уже известным музыкантом, Рустамбеков переехал в Баку
Парвиз Рустамбеков

и создал свой оркестр, сначала в кинотеатре "Красный Восток" (ныне "Азербайджан"), а затем в "Низами". Однако в январе 1949 года его уволили с работы с формулировкой "За преклонение перед Западом". Парвиз Рустамбеков попал в поле зрения спецслужб, задавшихся целью во что бы то ни стало найти и разоблачить хоть одного человека из музыкального мира, преклонявшегося перед “тлетворным западным искусством". 20 мая 1949 года Парвиза Рустамбекова арестовали с санкции и.о. военного прокурора войск МВД по Азербайджанской ССР майора юстиции Айрияна. В постановлении было сказано, что "Рустамбеков является антисоветски и проамерикански настроенной личностью".
Ни в чем не виноватый, 27-летний джазовый музыкант Парвиз Рустамбеков, не совершивший никакого, ни тяжкого, ни легкого преступления по тем советским законам, был осужден на 15-летний срок тюремного заключения. Так действовала репрессивная машина тоталитарного режима. Однако 24 декабря 1949 года Парвиза Рустамбекова уже не было в живых. Еще за несколько часов до заседания "особого совещания", в 3 часа 50 минут утра во внутренней тюрьме МГБ Азербайджана при странных обстоятельствах заключенный под номером 877 Парвиз Рустамбеков скончался…
В 1957 году на основании многолетней жалобы матери Парвиза Рустамбекова прокуратура республики обратилась в КГБ с просьбой дать разъяснения о деле Парвиза. Дело было поручено старшему следователю комитета капитану Арутюнову, который написал, что оснований для пересмотра решения "особого совещания" нет, и считает, что "приговор должен быть оставлен в силе". Эта была неприкрытая, наглая линия Арутюнова и его соплеменников, внедрившихся в органы безопасности республики и использовавших недозволенные методы для истребления талантливых представителей интеллигенции Азербайджана. 6 января 1958 года было признано, что "постановление "особого совещания" МГБ СССР в отношении П.Рустамбекова подлежит отмене и за недостаточностью улик дело следует прекратить". Трагическая судьба талантливого молодого джазового музыканта Парвиза Рустамбекова оборвалась в расцвете его жизненных сил. Мы даже не знаем, где могила Парвиза, чтобы по обычаю предков прочесть над ним ясин и возложить букетик цветов, дабы возрадовалась его душа.