НОВОСТИ ДЖАЗА В БАКУ

В преддверии фестиваля джазовая жизнь Баку оживилась - и сразу, без раскачки, мы из зимы перескочили в лето. И первой ласточкой, задавшей тон апрелю, оказался вечер памяти Рафика Бабаева, прошедший 30 марта в Джазовом центре столицы Азербайджана.

Торд Густавсен

И ровно через неделю, 5 апреля, в филармонии выступили норвежские джазмены. Во второй половине уже прошлого века Норвегия выдала на-гора столько сильных музыкантов, что уместно вести речь о норвежской джазовой школе. Такие музыканты, как Ян Гарбарек, Бобо Стенсон, Палле Даниельсон, Терье Рипдал, Джон Кристенсен, Кетил Бйорнстад, хорошо известны любителям джаза. Благодаря посольству Королевства Норвегия, а также компаниям "Статойл" и "Квернер", бакинцы получили возможность познакомиться еще с одним представителем этой школы: пианистом Тордом Густафсеном и его партнерами - басистом Харальдом Йонсеном и ударником Йарле Веспестадом. Хотелось бы особо отметить, что эти исполнители являются, как принято говорить, музыкантами ECM Records - одной из самых крупных звукозаписывающих компаний мира, имеющей свое лицо и записывающей только высококлассную музыку: коммерческой музыке на ECM поставлен заслон.

Программу концерта, который прошел в филармонии 5 апреля сего года, составили в основном пьесы, вошедшие в альбомы Changing Places (2003) и The Ground (2005). Если попытаться охарактеризовать музыку, исполняемую Тордом и его партнерами, в двух словах, то это - скупая и сдержанная северная лирика. Но под этой скупостью лежит сильная академическая школа и умение преподнести свое творчество без внешних эффектов.



Что касается музыкальной составляющей - то следует особо отметить, что трио исполняет только музыку собственного сочинения (если еще точнее - композиции Торда Густафсена) и не обращается к джазовым стандартам. Причем музыку очень мелодичную и даже более композиторскую, чем джазовую - практически любая из пьес, исполненных на концерте, может послужить основой для прекрасной лирической баллады. В творчестве норвежцев чувствуется влияние европейской классической школы. В один момент показалось, что еще немного - и зазвучит бессмертный "Пер Гюнт" Эдварда Грига. Что же касается джаза, то стилистика Торда близка к стилистике таких пианистов, как Билл Эванс, Кит Джарретт и Бред Мелдоу (один из лидеров современного джаза). Учитывая вышесказанное, это не удивительно. Очень понравилось концертное исполнение пьесы Token of Tango, а в следующем номере программы - пьесе Tears Transforming - нашлось место для сольных партий котрабасиста и барабанщика. Причем Веспестад отработал свое соло без внешних эффектов, не ставя своей целью нанести как можно больше вреда ударной установке. Его соло, построенное на контрастах, было осмысленным и музыкальным. Словом, это был вечер очень качественной музыки - музыки, в которой не было ничего лишнего. Те, кто ждал доброго американского свинга, были немного разочарованы - а я был разочарован тем, что концерт закончился так быстро. Хотя чуть позже, посмотрев на часы, понял, что концерт продолжался около полутора часов - а не 40 минут, как мне показалось. А вопрос о том, насколько сильны музыканты трио в стандартах, был чуть позже снят в джем-сейшне, состоявшемся все в том же самом Джазовом центре - и решение его оказалось не в пользу стандартов.

Чуть больше, чем через две недели после концерта норвежцев, 21 апреля, в помещении Театра песни в рамках Года России в Азербайджане прошло выступление теперь уже российского трио в составе контрабасиста Владимира Волкова и двух вокалистов-мультиинструменталистов - Сергея Старостина и Андрея Котова. Кстати, хочу отметить, что в этом составе музыканты выступали всего лишь второй раз - первое представление этого коллектива состоялось на фестивале в Норвегии в прошлом году.

Все музыканты - профессионалы высочайшего класса с большим опытом выступлений на самом высшем уровне. К примеру, Андрей Котов уже 30 лет на профессиональной сцене. Начав карьеру в хоре Покровского, он в 1989 году создает уникальный в своем роде ансамбль "Сирин", исполняющий русские духовные песнопения XIV-XV вв., духовные стихи и музыку современных композиторов. Опыт работы, участие в различных международных проектах, сольные концерты по всему миру говорят о востребованности Котова.

О Сергее Старостине достаточно сказать, что в 2002 году он был номинирован радиостанцией BBC на премию World Music-2003, присуждаемую наиболее интересным исполнителям, работающим в жанре этнической музыки.

Что же касается Владимира Волкова, то достаточно сказать, что в его активе более 20 записанных дисков, множество выступлений на международных джазовых фестивалях самого высокого ранга и совместная работа с такими музыкантами, как Игорь Бутман, Аркадий Шилклопер, Бобо Стенсон, Трей Ганн, Дареф Юсеф, Томас Станко, выступавший в прошлом году в Баку Кенни Уилер и многие-многие другие…

Сами музыканты представили свою программу как этно-джаз, хотя, на мой взгляд, исполняемая ими музыка вышла далеко за рамки русской народной и духовной музыки. Вообще говоря, все было в духе хорошего джаза - хотя внешне выглядело именно как концерт русской народной музыки. Тема, которую начинали Сергей Старостин или Андрей Котов, постепенно разворачивалась в свободную импровизацию, где каждый из музыкантов обладал полной свободой самовыражения, которой музыканты пользовались очень осторожно, не мешая друг другу. Сам по себе саунд состава был очень интересным: контрабас заполнил пустоту в басовом регистре, и обычно звучащая в среднем и высоком регистрах русская музыка выглядела совершенно иначе. Свою лепту в это вносила и нагара (да, именно наша родная нагара), на которой в нескольких песнях играл Андрей Котов. Обратила на себя внимание высочайшая музыкальная культура наших гостей: в музыку, которая однозначно идентифицируется как русская, они мастерски вплели гармонии, свойственные музыке других народов.
трио Торда Густавсена

Были и прибалтийские интонации, и Карпаты, и балканские напевы, а духовная песнь XIV века, исполненная трио, явно уходила своими корнями в Византию. В один момент Волков использовал в своей игре чисто мугамный лад. Особенно показательным в плане разнообразия номером программы явилась колыбельная, исполненная Сергеем Старостиным. Гусли звучали как саз, сам он исполнял чисто русскую мелодию, а Котов и Волков выступали в роли ритм-секции. Причем Котов снова играл на нагаре, а в игре Волкова были гармонии негритянских спиричуэлс с добавкой блюзовых интонаций. Вокальное мастерство Сергея Старостина и Андрея Котова заслуживает отдельного разговора. Это не было привычным нам хоровым пением - зачастую на фоне основной темы, исполняемой как правило Старостиным, Котов строил чисто джазовые гармонии, в нужный момент возвращаясь к заявленной теме. Так что жанр концерта было бы точнее определить не как этно-джаз, а как world music - тем более что этот термин в последнее время находит все большее и большее распространение. И это намного точнее - так как музыка, представленная россиянами, была очень тонким синтезом (причем на глубинном уровне) музыки разных стран и народов.

Словом, это был прекрасный вечер, от которого осталось ощущение света и чистоты. Но, как всегда, и на этот раз не обошлось без ложки дегтя: ни один азербайджанский телеканал не снимал выступление наших гостей - хотя записями именно таких концертов и надо пополнять архивы. Да и российское посольство как будто не знало об этом мероприятии и не обеспечило ему должную рекламу в СМИ. Я снова вспоминаю концерт трио Торда Густафсена и то внимание, какое уделило ему посольство Норвегии и лично посол Стейнар Гил. Концерт, прошедший в Театре песни, был неизмеримо более высокого уровня - но мало кто о нем знал, и в результате небольшой зал был заполнен не более чем наполовину. Печально.

И завершился ударный джазовый месячник в Баку 29 апреля, в субботу, когда в филармонии в рамках опять-таки Года России в Азербайджане прошел концерт квартета известнейшего российского саксофониста Игоря Бутмана. Кроме самого Бутмана, имя которого очень хорошо известно любителям джаза, было интересно послушать и его постоянный состав. Добавлю, что о пианисте Антоне Баронине еще в прошлом году хорошо отзывался барабанщик Александр Машин, в одно время с завидной регулярностью посещавший наш город. В составе были также барабанщик Эдуард Зизак и контрабасист Виталий Соломонов. Сразу скажу, что в чем-то мои ожидания оправдались, в чем-то - нет. Но - по порядку.



Программу почти двухчасового концерта российский маэстро составил в основном из пьес собственного сочинения и джазовых интерпретаций тем из популярных советских мультфильмов. Не хочу вдаваться в тонкости определения стиля этого состава - прозвучало практически все. Был и джаз-рок, и баллады, и блюзы. Из джазовой классики прозвучал только "Караван", а в конце первого отделения Бутман, что называется, "подогрел" зал исполнением песни Джеймса Брауна "I Feel Good". Задала тон концерту "Барыня", в интерпретации Бутмана решенная именно в стиле блюз. Играл Бутман так, как и следовало ожидать от признанного мастера - прекрасная техника, длинные пассажи, в которых дыхание заканчивалось именно там, где нужно - в конце фразы. Очень понравились мгновенные переходы с верхнего регистра в нижний, создающие эффект "разговора" двух саксофонов. Причем в эти моменты Бутман словно помогал контрабасисту и привносил дополнительную плотность в звучание ритм-секции. В "Караване" запомнился интересный дуэт Бутмана и Соломонова: в этот момент барабаны и рояль молчали, и было очень интересно слушать диалог, который велся в верхнем и нижнем регистрах. Вообще трактовка этой пьесы Эллингтона/Тизола оказалась очень многоплановой - Бутман умудрился вставить в нее и песенку султана из "Кавказской пленницы", и уйти в танго, и снова вернуться в "Караван". Реакция зала была адекватной - знающая толк в джазе публика реагировала соответственно. Второе отделение, за исключением уже названного мной "Каравана", было посвящено исполнению тем из советских мультфильмов. Материал очень интересный и благодатный для джазового музыканта - недаром именно эти мелодии прозвучат на новом компакте Бутмана, который он записал вместе с такими китами современного джаза, как пианист Чик Кориа, басист Джон Патитуччи, барабанщик Жак Дежоннет и Ренди Брекер. "Бременские музыканты", тема из "Ну, погоди!", в которую Бутман вставил тему из фильма "Дети капитана Гранта", и любимая всеми нами "Умка"… Словом, это был запоминающийся концерт российского маэстро.

А теперь - о том, что не понравилось. Что называется, подкачал звук: музыканты приехали на концерт, так сказать, "с корабля на бал", и времени на то, чтобы выстроить звук, у них уже не хватило - в зале они появились только в начале седьмого вечера. В первом отделении я сидел поближе к сцене, во втором перебрался в бельэтаж - но и это не спасло положение. Контрабас, который должен был обеспечить плотный звук, не выполнял своей роли: другие инструменты его заглушили. После концерта я пообщался с басистом "Бакустик джаз" Эмилем Гасановым и выяснил, в чем дело: акустика филармонии требовала иной расстановки усилительной аппаратуры, о чем Бутман и его звукооператор знать не могли. Скорее, следовало воспользоваться акустикой зала - и использовать усилительную аппаратуру по минимуму. И еще - в этом концерте не понравился Антон Баронин. И дело даже не в том, что рояль также звучал очень тихо. Все-таки в малых составах каждый инструмент должен вносить лепту в общее звучание - а не быть только на подыгрыше. В этот вечер Баронин был всего лишь подыгрывающим - но и в этой роли он не расцветил свою игру теми красками, которые вписались бы в общую звуковую палитру, и играл так, как играли за много лет до него. Возможно, именно эту роль отвел ему Бутман… возможно, именно так квартет выступает на своей постоянной площадке в московском Le Club. Но лично мне хотелось бы услышать Антона еще раз, причем в составе, в котором он играл бы как минимум одну из лидирующих ролей: мнение такого музыканта, как Саша Машин, дорогого стоит.

Ровшан Сананоглу