БОСТОНСКИЕ ФЛЕЙТЫ

Бостонские флейты

Когда французскому флейтисту Жан-Пьеру Рампалю нужен был новый инструмент, он звонил из своей парижской квартиры в Бостон своему другу Льюису Дево. Последний являлся президентом компании «Уильям Хэйнс», самой старой из трех изготавливающих флейты фирм, которые закрепили за Бостоном славу мировой столицы флейт ручной работы.

«Я приобрел свою первую золотую флейту фирмы «Хэйнс» в 1958 году и с тех пор только там их и покупаю, - говорил Рампаль. – Ведь когда находишь что-нибудь очень хорошее, ни о чем другом уже и не мечтаешь». Всего у французского музыканта, которого многие считают лучшим флейтистом мира, три золотых «Хэйнса». В этом отношении он не отличается от многих флейтистов–профессионалов любой страны.

На протяжении большей части ХХ столетия профессиональные музыканты - как оркестранты, так и солисты - отдавали предпочтение флейтам, изготовленным вручную из золота, серебра или платины в маленьких мастерских Бостона. Благодаря фирмам «Хэйнс», «Верн Пауэлл флют» и «Бранен брозерс флютмэйкерс» эта традиция жива и сегодня.

Эти небольшие компании, в каждой из которых работает не больше 20 человек, вкупе производят по индивидуальным заказам от 650 до 750 флейт в год. Объем продаж каждой фирмы составляет около миллиона долларов в год. Соревнуясь между собой, эти три компании стремятся завоевать репутацию изготовителя лучших флейт в мире.

Надо отметить, что производство флейт началось в Бостоне в 1888 году.

Уильям Хэйнс, 23-летний ученик серебряных дел мастера из соседнего штата Род-Айленд, уступил настояниям своего брата – флейтиста Джорджа и открыл мастерскую этого инструмента в столице штата Массачусетс Бостоне. Первая его флейта, сделанная из южноафриканского гренадильного дерева с клапанами из свинцово-оловянного сплава, была очень красива, но жестоко фальшивила. Последующие образцы оказались более удачными: сегодня в мире насчитывается до 50 тысяч действующих хэйнсовских флейт.

В 1913 году Хэйнс пригласил на работу Верна Пауэлла, канзасского ювелира и гравера, после того как увидел его произведение: великолепную серебряную флейту, на которую пошло семь чайных ложек, три корпуса карманных часов и несколько серебряных полудолларовых монет.

Пауэлл проработал 13 лет, поднялся до заведующего мастерской, но в 1927 году ушел и открыл собственное дело. Через 50 лет таким же образом братья Бикфорд и Роберт Бранен ушли от Пауэлла и основали свою собственную компанию по изготовлению флейт. На протяжении большей части своей истории эти бостонские фирмы возглавлялись либо музыкантами, либо мастерами высокого класса.

Так, Дево начал подметать полы у Хэйнса, когда был 16-летним школьником. Пройдя все ступени служебной лестницы и изучив малейшие нюансы производственного процесса, он в 1976 году купил компанию у ее основателя. Стараясь не растерять профессиональных навыков, Дево занимался реставрацией хэйнсоновских флейт – пиколло. Бикфорд Бранен, который учился в Бостонской консерватории, тоже находил время, чтобы поработать над флейтой, несмотря на свои многочисленные обязанности главы фирмы.

К 30-м годам дела компании пошли настолько хорошо, что в трансатлантической торговле флейтами произошел настоящий переворот – в Европе американские флейты расходились сотнями и спрос на них остается высоким по сей день. Когда в 1977-м братья Бранен открыли свою фирму, заказчикам приходилось ждать флейты Хэйнса и Пауэлла по семь лет. Подержанные флейты этих марок продавались дороже новых, потому что их можно было получить сразу. Тем не менее эти фирмы не считают, что их продукция рассчитана на музыкальную элиту. «Настоящий успех в нашем деле заключается не в обслуживании суперзвезд, - говорил Бикфорд Бранен, - а в изготовлении флейт и для любителя, и для студента, желающего улучшить свою игру, и для профессионала, которому надо зарабатывать на жизнь. У нас каждый получает то, что ему нужно».