ЧЕТЫРЕ ФОКУСА САЛМАНА ГАМБАРОВА – ЧЕТЫРЕ ВОПЛОЩЕНИЯ

С 19 октября по 6 декабря в Швейцарии прошел «Сезонный фестиваль Азербайджан-2009». Он состоялся при поддержке Министерство культуры и туризма Азербайджана. В Берне, Базеле, Женеве, Устере, Цюрихе и других городах Швейцарии в рамках Дней культуры Азербайджана демонстриро-

Салман Габаров

вались кинофильмы, проходили театральные постановки, различные выставки, концерты джазовой, классической и фольклорной музыки.

Джазовую музыку представляли Азиза Мустафазаде, Исфар Сарабский (в трио с Кристианом Вебером и Самуэлем Роурером), Севда Алекперзаде с ансамблем (Ширзад Фаталиев, Малик Мансуров, Эльчин Ширинов, Салим Мамедов, Натик Ширинов, Вагиф Алиев) и Салман Гамбаров, который вызвал наибольший интерес у швейцарцев, поскольку привез с собой целых четыре проекта.


Сегодня редко встретишь джазового музыканта, который может выехать на гастроли с несколькими совершенно разными концертными программами. А Салман Гамбаров повез в Швейцарию «Лятиф», «Liеder Leaders», «Бакустик Джаз» и сольный проект - четыре программы, причем никак не дополняющие друг друга, а наоборот - взаимоисключающие и отталкивающиеся. А если учесть, что эти четыре – всего лишь малая толика его многоликой творческой лаборатории, то… Вообще - это характерный привкус каждого концерта Салмана Гамбарова - удивлять и обескураживать. Если Гамбаров затеял новый проект, жди очередного подвоха и фокуса: «ну вот опять: ждали, что под цилиндром окажется кролик, а вылетел голубь!» Джазовый поиск его неутомим и каждый раз парадоксален. И даже мы, бакинцы, считающие себя прожженными салмановедами, после каждого концерта Маэстро оказываемся в роли детей, которые после сеанса фокусника начинают верить в волшебство.

Не собираюсь разоблачать секреты «волшебства» Салмана Гамбарова –

Салман Габаров

предпочитаю оставаться одураченно-восторженным зрителем. Но маленькими подробностями из его арсенала поделюсь. Итак, по секрету и очень серьезно: четыре фокуса - четыре воплощения джазового музыканта.

1. «Лятиф», или «Лицом к лицу»

На сцене – экран. Музыканты: Салман Гамбаров (ф-но), Фахраддин Дадашев (кяманча), Эльдар Гафаров (нагара) сидят спиной к зрителям. Они видят лица друг

Салман Габаров

друга и, главное, «лицо» экрана. Звук свистка, и перед глазами зрителей вспыхивают первые кадры немого фильма 30-х годов - «Лятиф». Вступающая вместе с ними музыка, как и зрители, и музыканты, оказывается «лицом к лицу» со Временем.

«Лятиф» был создан Салманом Гамбаровым в 2001 году для международного фестиваля «Новая музыка из прошлого века». Идею фестиваля разрабатывали искусствовед Джахангир Селимханов и режиссер Аяз Салаев. Они и предложили Гамбарову создать такой синтез - придать современное звучание немому фильму начала прошлого века. Из шести ранних немых фильмов был отобран «Лятиф» (его другое название «Лицом к лицу») - фильм Микаила Микаилова. Для того времени он был новаторским, т.к. описывал мир глазами 10-тилетнего мальчика.

По замыслу автора музыка не просто сопровождает фильм, а отвечает живой, «многоярусной» реакцией. К шестичастному фильму Гамбаров написал шесть сюит, внутри которых разворачивается импровизация по ходу фильма. Причем процесс импровизирования протекает одновременно в нескольких пластах: в ладо-гармоническом, тембровом, звукоотражающем и т.д. Для примера, звук свистка, который используется в фильме, приобретает троякое значение. Вначале он звучит как метафора старта: «Свисток! – Начали!», у него чисто прикладное значение.

Салман Габаров

В середине фильма он приобретает иллюстративную функцию, озвучивая свистящего милиционера, железнодорожника, отправляющего поезд.

А в третий раз эти отдельные, прикладные свистки перерастают в глобальный свист, концептуальный – музыканты освистывают эту систему тоталитарного режима.

Музыка «размышляет» над образом «бека», которого фильм представляет как эксплуататора, «врага народа», а сегодня мы совсем по-другому видим этого человека – труженика, по сути дела. Музыка «рассуждает» с сегодняшней позиции о поломанной судьбе мальчика-чобана, повязанного пионерским галстуком и оторванного от его родного занятия - сопровождающий его танец «Чобанлар» все нагнетается и нагнетается, и в конце перерастает в какофонию. Музыка в «Лятифе» изображает, рассуждает, комментирует и просто рассматривает Время.

2. «Liеder Leaders»

На сцене два музыканта: Салман Гамбаров (рояль) и Фарида Мамедова (оперный вокал). Немецкая романтическая поэзия Рюккерта, Шиллера, Шобера, Хельке - в музыке Шуберта, Брамса и Малера - в музыке Гамбарова.

Идея «поиграть» с жанром немецкой романтической песни (Lied) в дуэте с оперной певицей Фаридой Мамедовой возникла еще три года назад. Но воплотилась она только в 2008-м, когда музыканты были приглашены на Бетховенский фестиваль в Германии. А 10 и 11 ноября 2009 года в Базельском джаз-клубе «Bird’s eye» состоялись швейцарские гастроли «Liеder Leaders».

Почему именно Шуберт, Брамс и Малер? Музыка этих композиторов охватывает весь XIX век - начало, середина и конец - время расцвета немецкой романтической лирики. Тон задает Шуберт, который сумел сделать то, что не удавалось его предшественникам: сочиняя на тему определенного поэтического произведения, создать своей музыкой контекст, придающий слову новый смысл. Тон был подхвачен Салманом Гамбаровым и продолжен сегодня в «Liеder Leaders». Как взгляд джазового музыканта на на романтическую лирику19 века, - на смысл слов о любви из окна XXI века. Джазовая музыка вновь рассматривает Время…

3. «Бакустик Джаз»

Группа была создана в 1996 году в постоянном движении – в творческом общении с разными музыкантами, с различной музыкой, на гастролях в разных странах. Неизменным в ней остается только руководитель - Салман Гамбаров и цель - постоянный поиск и игра - на стыке джаза и традиции, джаза и мугама, джаза и классики, джаза и…

В джаз-клубе «Bird’s eye» «Бакустик Джаз» выступал в следующем составе: Салман Гамбаров (ф-но), Мирджавад Джафаров (уд), Эмиль Гасанов (бас-гитара), Вагиф Алиев (ударные). Два вечера - 13 и 14

Салман Габаров

ноября переполненный зал, а вместе с ним и весь мир (концерты транслировались на Интернет в онлайн-режиме) оказался свидетелем соприкосновения времен и традиций – музыка, созданная в разные времена, в разных географических координатах, в разных жанрах вдруг объединилась в «Bird’s eye» и начала «вещать» голосом «Бакустик Джаз». Это был голос, в котором был слышен Фикрет Амиров и Вагиф Мустафазаде; народная «Sarı gəlin» и биттловские «Yesterday», «Come together»; ария Кармен и «Hardasan» Сеида Рустамова; «Take five» Пол Дезмонда и …

Скажете, фокус? Вроде, нет. Просто что-то опять происходит со Временем.

4. Solo

На сцене рояль. За ним сидит Салман Гамбаров. Его четыре сольных выступления, предваряющие показ «Лятифа», с 30 октября по 3 ноября состоялись в четырех городах Швейцарии: Базель, Устер, Цюрих, Кур.

Что такое solo-исполнение? Ответ Салмана Гамбарова подслушал мой диктофон: «Это всегда разная музыка. Это музыка пространства, когда не знаешь, с чего начнешь и куда придешь. Я ощущаю сумасшедшее рабочее состояние, которое меня держит и вдохновляет. И это состояние, когда и жар, и холод одновременно, состояние постоянного риска: риска, что ты можешь быть не готовым «услышать» пространство; риска того, что если даже тебя устроит все, это может быть не принято и не понято слушателями. А главное - это импровизация, что само по себе уже есть риск, поскольку она зависит не только от субъективных, но и от объективных причин. Композитор имеет возможность достать ластик и стереть написанное, переосмыслить заново. А джазовый музыкант – он как сапер. У него нет возможности остановиться на концерте и сказать: «Нет, вы знаете, я сейчас этот момент переиграю, мне здесь что-то не понравилось». Звучащее на сцене рождается на подсознательном уровне в доли секунды, как у шахматистов. У них тоже в голове есть миллионы вариантов развития партии, из которых они выбирают один, успевая продумать его в

Салман Габаров

определенный лимит времени. А у нас даже и такого лимита нет. При этом джазовый музыкант должен быть и хорошим рассказчиком: владеть детективным «письмом» Чингиза Абдуллаева, интеллектом Чингиза Гусейнова, где-то быть легким и лиричным, как Вагиф Самедоглу, а где-то экологически чистым, как Экрем Айлисли. Опять-таки и у писателя есть возможность что-то переписать, перепечатать. А джазовый музыкант должен обладать всеми этими качествами, но при этом у него, как у сапера, нет права на ошибку. Выручает запас музыкальной литературы в голове. В какой-то момент импровиз может спасти пришедшая под пальцы тема, скажем, из «Севильского цирюльника», или это может быть какая-то ритмическая структура из «Болеро», а может быть, гармония Стравинского или Караева, или Монка… Все это происходит исключительно на интуитивном уровне, и диктуется не сознанием, а твоим ощущением момента - ощущением Времени».

Салман Габаров

Скажете, фокус?..

Фариза Бабаева