ЗНАКОМЬТЕСЬ – ТЕЙМУР ФЕЛЬ!

Теймур Фель

День 16 октября 2012 года стал особо волнительным для бакинского джазового бомонда по нескольким причинам. Во-первых, это был день открытия традиционного Джазового фестиваля в Баку, которого ежегодно с нетерпением ожидают поклонники джаза. Во-вторых, фестиваль открывался выступлением Майка Стерна – легендарного американского гитариста, впервые посетившего Баку.

И, наконец, третья волнительная причина – состав квартета Майка, а точнее его бас-гитарист, которого ждали в Баку задолго до начала фестиваля…

Теймур Фель

Он родился в Баку в 1987 году. Вероятно, тогда уже он был обречен стать человеком сцены, потому что родился в творческой семье. Здесь же, в семье, и начался его путь в мир джаза и в музыку вообще, хотя он сам стал играть только в 13 лет. Бабушка и отец Теймура – известные азербайджанские музыканты и композиторы Эльмира Назирова и Эльмар Фель – как чуткие педагоги, никогда специально не привлекали его к занятию музыкой, но прививали к ней любовь. Сколько он себя помнит, музыка, споры о тех или иных произведениях, их ученики и коллеги – все это было в его жизни с самого раннего возраста. Как-то он услышал джазовую запись, в которой его внимание привлекло низкое звучание, и попросил отца показать ему этот инструмент. Так в доме появилась бас-гитара. В тот день, когда Теймур взял бас в руки в первый раз, он понял, что это его инструмент.

Теймур Фель

С этого периода начинается профессиональное обучение, в котором юный музыкант настолько преуспел, что уже через два года стал выступать с отцом. Благодаря замечательному педагогическому таланту Эльмара Феля и тому, что он доверился и впустил сына в этот непростой мир наравне с собой, Теймур приобрел не только чисто профессиональные навыки, но и огромный жизненный опыт. Помимо совместных концертов в Израиле, где семья проживает с 90-х годов, они много путешествовали. Гастроли в Германии, Испании, Греции, Швеции, Австралии, Новой Зеландии стали для него временем познания, что такое сцена, разные культуры, и главное – временем обретения уверенности в себе.

Сегодня Теймур пребывает в новом периоде – «самостоятельного плавания». Два года назад он переехал на родину джаза, где в настоящее время учится и работает.

Теймур Фель

– Теймур, каково это – жить вдалеке от родных и самостоятельно пробивать себе путь в жизни?

– В моей семье все (одни в большей степени, другие – в меньшей) фаталисты. У нас принято считать, что любой путь предписан заранее с некоторым правом коррекции. Если уж это мой путь, то он будет пройден.

– Не сложно было обрывать творческую связь с отцом?

– А кто говорит о том, что она оборвалась? Даже сегодня, когда мы находимся по разные стороны океана, все новые задачи, проекты или концерты, любые интересные находки обсуждаем вместе.

Теймур Фель

– Расскажите, как вы попали в группу Майка Стерна?

– О, история с Майком для меня из разряда чудес! И, честно говоря, не хотел бы портить это ощущение каким-то обыденным рассказом. Без преувеличения могу сказать о Майке Стерне, что он для меня непререкаемый авторитет. Он поразительно человеколюбив и приветлив, я бы даже назвал его Великим гуманистом. Майк, несомненно, один из лучших людей и музыкантов, с кем мне довелось повстречаться до сих пор. Что же касается моего знакомства с ним – такие истории, наверное, могут случиться только в Нью-Йорке. Удивительное везение привело к настоящему сотрудничеству.

– Вы уже знаете, что нужно молодому басисту, чтобы стать Майком Стерном?

– Сегодняшнее время очень сильно отличается от того, когда начинал творить Майк Стерн и его соратники по цеху. Это был мир без интернета, Youtube, Facebook. Каждый диск, выпущенный тем или иным музыкантом, имел огромное значение. Они шли к своей цели медленно, но верно. Сейчас все изменилось. Ты можешь быстро прославиться и так же быстро исчезнуть. Однако всегда остаются базовые принципы: трудолюбие, терпение, верность профессии. К специфике Нью-Йорка я бы прибавил, что недостаточно быть хорошим и талантливым музыкантом. Здесь их очень много, так как этот город по праву считается джазовой столицей. Поэтому здесь стали очень цениться и простые человеческие качества (как это ни странно в наше время), чувство локтя, искренность и простота. Ты должен быть любим и уважаем своими коллегами.

– Изучали ли вы импровизации других джазовых музыкантов по записям? Кто из них на вас особенно повлиял?
– Конечно же, изучал. Это Майкл Брекер, Кенни Гаррет, Маккой Тайнер, Чик Кореа. Если говорить о басистах, то это, конечно же, Рэй Браун, Рон Картер, Эдди Гомез, Алан Кэрон. Уже не говоря о потрясающем музыканте Джоне Патитуччи, с которым мне посчастливилось встретиться и учиться.

Теймур Фель

– Расскажите о своих интересах в рок-музыке, этномузыке (если они существуют).

– Музыка делится для меня на две части – хорошая и плохая. Если это хороший рок, или этно, или фри, или… да неважно, какое направление, если музыка исполняется выдающимися исполнителями, если в ней есть эмоция и она затрагивает определенные струны души, – я открыт для нее.

Теймур Фель

И все-таки акустика или электронный звук? Что роднее – контрабас или бас-гитара?

– Выбрать не смогу. Каждый инструмент преследует свои цели. В основном выбор инструмента (акустический или электронный) зависит от самого исполняемого произведения и состава ансамбля, с которым я выступаю. Себя лично я не представляю без них обоих.

– Какую гитару и струны вы используете на концертах?

– Я играю на гитаре YAMAHA TRBGP John Patitucci 6-string bass. Струны DR the hand made strings.

– Как вы преодолеваете технические сложности игры на бас-гитаре?

– Могу ответить только так: если что-то не получается, надо заниматься. И опять заниматься. И так до тех пор, пока любая техническая трудность не будет преодолена.

Теймур Фель

– Необходимо ли сегодня джазовому музыканту классическое образование, я имею в виду обучение в школе, консерватории?

– Главным условием моего отца и бабушки Эльмиры, касающимся моего профессионального будущего, было получение высшего классического образования по специальности. Тогда я с ними согласился чисто интуитивно – сегодня у меня нет ни доли сомнения в том, что это единственно правильный путь.

– Этот вопрос я задаю вам, как сыну и внуку композиторов: мне представляется, что создавать музыку для вас должно быть чем-то очень близким и даже необходимым. Или я ошибаюсь?

– Не ошибаетесь. Занятие джазом само по себе уже предполагает создание чего-то нового. Кроме того, традиции и музыкальные предпочтения моей семьи, наверное, все же сказываются, так как у меня есть определенные проекты,о которых я пока не хочу говорить.

– Всегда ли музыка номер один в вашей жизни?

– Музыка номер один в моей жизни всегда.

– Несколько слов о музыкальной жизни в Штатах в параллели с Израилем, Азербайджаном...

– Я бы начал с Азербайджана. Говорить о его джазовых традициях можно только с гордостью. Баку давно в первых рядах на «джазовой карте» мира. Воочию в этом я убедился, побывав на фестивале, где нас встретила удивительно грамотная и подготовленная публика. Израиль тоже очень гордится большим количеством прекрасных музыкантов, часть которых успешно трудится за границей. А относительно музыкальной жизни Нью-Йорка скажу только, что на сегодня это пока главная джазовая сцена мира.

Теймур Фель

– Теймур, это ваше первое выступление на бакинской сцене. Поделитесь впечатлениями.

– Чувства очень разные: с одной стороны, я выступал дома, на родине, с другой – это двойная ответственность. Я был одновременно и счастлив и несколько взволнован. Как и вся моя семья.

– Что больше всего притягивает в Баку?

– К Баку притягивает многое: счастливый смех родных, когда они меня встречают, ландшафт Абшерона, звуки мугама, традиционный визит в чайхану и еще большое количество неуловимых мелочей, которые перечислить невозможно.

– Чего бы вы пожелали начинающим джазовым музыкантам?

– Путь музыканта сложен, а успех – штука непостоянная и коварная. Поэтому советую, прежде всего, убедиться, что выбранный путь единственно приемлемый. Ну а если убедились, тогда просто нажать на полный газ – и вперед.

Фариза Бабаева