CASPIAN JAZZ AND BLUES FESTIVAL?

Наверное, сегодня не все (особенно это касается молодежи) знают, что в прошлом Баку был одним из трех крупнейших джазовых центров СССР. Где только не играли бакинские джазмены, какие только призы они не завоевывали?! Но история азербайджанского джаза не соткана из одних успехов отечественных виртуозов, напротив, она полна препон, возводимых бюрократами от музыки. Дело доходило до его обструкции и даже полного запрета со стороны властей! Наверное, как бы сегодня это абсурдно ни звучало, тому причиной была чрезмерная популярность нашей джазовой школы в стране и за рубежом. Ведь невежественные партийные бонзы считали джаз отрыжкой капитализма! А бакинский джаз действительно громко заявил о себе на весь Союз, причем еще в конце тридцатых годов прошлого столетия, когда Тофик Кулиев и маэстро Ниязи, создав классическую джаз-банду из трех тромбонистов, трех трубачей, пяти саксофонистов, пианиста, гитариста и ударника, создали Государственный эстрадный оркестр, куда более известный под названием Государственный джаз.



И в нынешние, нелегкие для искусства времена, в нашей столице еще не перевелись настоящие виртуозы джаза. Наверное, поэтому, увидев три года назад выступление наших джазменов, директор ассоциации "Голоса Америки" Джон Фергюссон решил организовать в Баку фестиваль джаза и блюза. Узнав о его решении, почитатели музыки для "толстых" пребывали в состоянии, близком к эйфории. Наконец, впервые после 1988 года, нашелся человек, который смог найти спонсоров и устроить праздник джаза. Но, как выяснилось впоследствии, назвать данное мероприятие праздником можно лишь с большущей натяжкой, так как Casрian Jazz & Blues Festival постоянно оказывается в эпицентре крупных скандалов, попортив многим немало крови.
В первый год жизни фестиваля представители СМИ, ознакомившись с утвержденным списком его участников, обвинили организаторов в несправедливости по отношению к таким известным азербайджанским музыкантам, как Джамиль Амиров, Вагиф Герайзаде и проживающей в последнее время за границей Азизе Мустафа-заде: "Почему их оставили за бортом фестиваля?" - наперебой вопрошали журналисты. Господин Фергюссон с присущим ему олимпийским спокойствием отвечал: "Бюджет фестиваля не безразмерен, мы не можем пригласить всех. Hе стоит так переживать, поскольку мы планируем проводить фестиваль каждый год, и те, кто не оказались в числе приглашенных сейчас, выступят в будущем году". Но если бы мои коллеги по перу знали тогда, какими окажутся следующие два фестиваля, то сидели бы тише воды, ниже травы или рассыпались бы в благодарностях господину Фергюссону за то, что он живет в одну эпоху с ними.



На второй год история вроде бы повторилась, но на сей раз в полку обиженных местных музыкантов явно прибавилось. Что, собственно, и вдохновило представителей четвертой власти заварить (не без помощи местных музыкантов) за месяц до начала Casрian Jazz & Blues Festival 2003 еще более крутую, чем в первый раз, кашу. Не преминем отметить, что в числе негодующих джазменов были и участники прошлогоднего фестиваля, которых организаторы не сочли нужным пригласить вновь. И, видимо, чтобы первым было легче проглотить обиду, устроители запамятовали пригласить тех, кого обещали позвать на второй год. В свое оправдание господин Фергюссон не смог сказать ничего более умного, как то, что местные музыканты должны были заранее дать заявки для участия в фестивале. Но возникает риторический вопрос: а что, Вернер Энглерд и другие, которые прописались на фестивале и участвуют в нем третий год подряд, всякий раз заблаговременно, в письменной форме делают заявки о своем участии?
Однако вернемся к игнорирующему неудобные вопросы пресловутому Фергюссону, который отметил, что число участников, как и в первый год, было разделено поровну между иностранными и азербайджанскими музыкантами. Нашу страну по его приглашению представляли Эмин Мамедов со своим трио, проживающая в последние годы в Нью-Йорке скрипачка Сабина Ракчеева и гордость азербайджанского джаза Вагиф Садыхов со своим квинтетом. А четвертого нашего участника организаторы должны были отобрать по приезде в Баку. Не знаем, чем весь этот свинг закончился бы, если не внезапно объявившийся спонсор, решивший финансировать выступление тех местных джазменов, которые остались за бортом, в результате чего программа фестиваля дополнилась еще одним специальным днем - Вечером каспийского джаза. Небезынтересно, что в ходе фестиваля, проходившего во Дворце Республики (ныне Дворец им. Г. Алиева. - Авт.), его устроители собирали подписи под обращением к звезде отечественного джаза, Азизе Мустафа-заде, в котором ее просили посетить это мероприятие в следующем году. Правда, некоторые из присутствующих расценили сию акцию как ненужное унижение. Джон Фергюссон чуть ли не клялся и божился, что уже два года подряд ведет переговоры с менеджерами Азизы, и, судя по их ответам, наша землячка не хочет выступать у себя на родине. Под конец господин Фергюссон сказал: "Если вы мне не верите, я могу дать вам их координаты".
Для многих стало нонсенсом то, что концерты Casрian Jazz & Blues Festival 2003 проходили в полупустом зале. Ведь пригласительные билеты на концерты раздавались бесплатно - каждый желающий в головном офисе фестиваля мог приобрести билет на два человека на один из фестивальных дней?! Вагиф Садыхов заявил, что "всему причина - неправильная менеджментная политика оргкомитета". К удивлению многих, даже Вечер каспийского джаза прошел практически при пустом зале, впрочем, такую же картину можно было наблюдать и на закрытии фестиваля, где выступала главная приглашенная звезда - Мейнард Фергюссон...

Тутс Тиллеманс

Но никто из наших музыкантов не смог бы предположить, в какой кошмар выльется фестиваль в 2004 году - на это у них попросту не хватило бы фантазии, чего зато с излишком оказалось у помощницы Фергюссона, Лиз Смейлз. Умудренная печальным опытом прошлых лет, она пришла к выводу, что все неприятности вокруг фестиваля возникают, как правило, из-за местных музыкантов, и поэтому в этом году было решено пригласить всех именитых мастеров азербайджанского джаза, выступления которых опять-таки оплачивал прошлогодний спонсор. А фестиваль переименовали и он вместо привычного Casрian Jazz & Blues Festival стал Baku Jazz & Blues Festival. Почему такое случилось, никто не знает. В этот раз все было иначе - чувствовался режим особой экономии. Чего стоили одни только декорации последнего фестиваля. Организаторы использовали прошлогоднюю декорацию, заменив слово "Casрian" на "Baku" и цифру 3 - на 4. Но слово "Casрian" предательски просвечивало.
Впрочем, это были лишь цветочки. Поскольку второй год фестиваль прошел почти в пустом зале (зрителей от силы набралось бы 200), организаторы решили привлечь к участию в мероприятии молодую аудиторию. Сделано это было весьма "оригинально" - публику заводил американский танцевальный ансамбль Havikоro, причем танцоры исполняли чистейшей воды брейк-данс, что никак не вязалось с джазом, ради которого, собственно, зрители и пришли. Да, чуть не забыл еще об одном зарубежном участнике фестиваля - Кереме Горсеве. Вот, собственно, и все заезжие звезды! Хотя буйная фантазия организаторов, пытавшихся выдать американских брейкеров и турецкого джазмена за столпов зарубежного джазового движения, изрядно повеселила. И не только это. Не зря столько говорят об аппетите, приходящем во время еды, - на обложку буклета, посвященного фестивалю, поставили снимок этой группы, в то время как в два предыдущих года там были размещены фотографии таких виртуозов джаза, как Тутс Тиллеманс и Мейнард Фергюссон. Аргументы излишни. Если бы молодежь пришла, мы бы, наверное, постарались как-то оправдать инициативу организаторов, но ведь в этом году зрителей оказалось еще меньше, чем в прошлые?!
Диск,посвященные первому фестивалю, представлял собой зрелище не для слабонервных. При включении некоторых исполнителей показывал error (ошибка. - Ред.). Мы с этим сталкиваемся не в первый раз: когда местные музыканты увидели "фирменные" диски, , то потеряли на какое-то время дар речи. Затем возмущались: "Даже самые дешевые звукозаписывающие студии Баку выпускают более качественные диски. И вообще, надо спрятать эти диски, чтобы не позориться". В самом деле: диски были вложены в бумажный конверт (организаторы решили не разоряться на пластмассовую коробку для дисков), на котором было напечатано фото декорации первого фестиваля, а качество звука, мягко говоря, оставляло желать много лучшего. Создавалось впечатление, что диск записал какой-то компьютерщик у себя дома, притом на допотопной аппаратуре.
Подводя итоги трех фестивалей, можно прийти к одному решению - уровень организации с каждым годом становится все ниже (рекламная кампания последнего фестиваля началась всего за несколько дней до его открытия). Может, устроители считают, что нам достаточно и этого?
В то же время отметим, что нет худа без добра. Встречалось и хорошее. Фестивальные программы были довольно насыщенными - ежегодно с первого дня мероприятия по последний, помимо джем-сейшнов, проходящих по вечерам в Джаз-клубе и Бакинском джазовом центре, музыканты проводили мастер-классы для учеников музыкальной школы имени Бюль-Бюля. Это неплохой стимул для начинающих джазменов. Кроме того, мы увидели выступления живых легенд мирового джаза - Тутса Тиллеманса и Мейнарда Фергюссона. А как забыть то, что немецкий саксофонист Вернер Энглерд организовал из местных музыкантов группу Baku Big Band. В его проекте приняли участие молодые отечественные музыканты: саксофонисты, трубачи, гитаристы, клавишники.



Помимо прочего, отечественные джазмены получили редкую в наши дни возможность себя показать и на других посмотреть - произошел обмен опытом (фестиваль создавался именно с этой целью), а это, согласитесь, для такого жанра, как джаз, немаловажный фактор. Каким окажется следующий фестиваль, прогнозировать сложно.
Поживем - увидим.

Сеймур Закаряев