ТОФИК ДЖАББАРОВ:

"Возможности перкуссио безграничны"

Кто-то из великих сказал, что "самый короткий путь к познанию - это общение с умными людьми". А что, собственно, есть джаз как не общение? Ведь именно одаренные джазовые музыканты позволяют нам быть не только свидетелями, но и полноправными участниками своих собственных музыкальных поисков. Когда звучит джаз, идет энергетическое общение, вернее, энергетический обмен. На лицах участников действа, как музыкантов, так и публики, легко заметить всеобщую экзальтированность, то и дело переходящую в истинное наслаждение. Главное, что отличает истинного джазмена от дилетанта, - это приходящая с мастерством необыкновенная раскованность, внутренняя свобода. Эта свобода означает создание такого собственного мира, в котором музыканту комфортно существовать. Органичное наложение, переплетение этих миров создает джазовую композицию, в которой растворяются, "парят в невесомости" музыканты и ценители…
Если общение - самый короткий путь к познанию, то более длинный путь - это музыка, литература, живопись и т. д. Наверное, миссия ДЖАЗОВОГО МУЗЫКАНТА заключается в том, чтобы подталкивать людей к длинным, не менее интересным путям познания жизни. Таков, по всеобщему мнению знатоков джаза, Тофик Джаббаров - известный азербайджанский перкуссионист. Для тех, кто не в курсе, поясним, перкуссионист - это специальный исполнитель, который играет не на ударной установке, а на отдельных ударных инструментах, таких как, конги и бонги - барабаны для игры руками, cowbell, tree-bells, маракасы, cabasa, тамбурин, румба, wood-blocks, колокольчики, вибрафон, ксилофон, маримба…
Известный пианист Эмиль Ибрагим оглу Мамедов - руководитель трио, в котором ныне играет наш герой, сразу разъяснил мне, что о Тофике Джаббарове можно говорить бесконечно и притом только хорошее: "Он прекрасный музыкант, хороший товарищ, жизнерадостный человек, любящий джаз всем сердцем и обладающий многими другими замечательными качествами. Рядом с ним никогда не бывает скучно или грустно, он всегда встречает нас с улыбкой на лице и его положительный заряд передается окружающим. Вы не сможете найти человека, который бы сказал о нем что-то негативное.
Тофик один из ярых энтузиастов джаза - если несколько музыкантов собрались вместе, он не ждет от них предложений и говорит сам: "Давайте, ребята, поиграем"... Этот человек - постоянно в поисках, с ним можно создавать хорошую музыку с интересными ритмами, он всегда находит новые ритмические рисунки, все время развивается. Тофик - гордость Азербайджана - он может достойно представить нашу страну везде"…

Тофик Джаббаров

Тофик муаллим, вас с полной уверенностью можно назвать счастливым музыкантом - за многолетнюю творческую карьеру вам посчастливилось сотрудничать с многими известными музыкантами, признанными метрами азербайджанского джаза. Откуда у вас интерес к музыке и к такому экзотическому инструменту, как конго?
Интер ес к музыке передался мне от старших в семье - мой отец играл на аккордеоне, дядя - на гитаре. Они очень любили джаз, и мы вместе часто слушали его на польских пластинках. Но в сферу моих интересов входила не только джазовая музыка: сначала увлекался по молодости роком, балдея, как и все мое поколение, от ливерпульской четверки - "Битлз". Да и в Доме пионеров, куда начал ходить во время учебы в средней школе, тоже играли рок. Кроме этого тогда азербайджанская эстрада была на очень высоком профессиональном уровне - и наряду с роком мы исполняли песни из репертуара Рашида Бейбутова, Муслима Магомаева, Полада Бюль-Бюльоглу…

Тофик Джаббаров

А как же джаз? Когда поняли, что он ваша стихия?
Слушая пластинки, я ощущал необычность этого жанра, чувствовал, как учащается пульс, как "погружаюсь в иное измерение" - это как инфекционная болезнь, не поддающаяся лечению, - заражаешься навсегда. Джаз - состояние души... Естественно, в Доме пионеров помимо рока и популярной музыки мы играли еще и джаз.

Hеужели на конго?
Hет, конечно. В то время конго и другие инструменты перкуссио были довольно редкими инструментами, а я играл на барабане. Вплотную начал заниматься конго в начале 80-х, после прихода в ансамбль "Гая".
А впервые почувствовал магию этого инструмента после того, как в начале 70-х прослушал на бобине запись знаменитого гитариста Карлоса Сантаны. Тогда, удивляясь необычным ритмам, звучащим в мелодии, задавался вопросами: "Сколько же играет там барабанщиков? И как им удается извлечь из инструментов такие звуки?". Выяснилось, что кроме барабана там звучат конго и множество других ударных инструментов.
Вы тогда еще играли в Доме пионеров?
Да, затем меня призвали в армию, там я играл в военном оркестре. Со мной служил джазовый музыкант, игравший на трубе. Он демобилизовался раньше, поехал к себе в Киргизию и рассказал там обо мне. И в один прекрасный день он звонит и спрашивает, не хочу ли я играть в филармонии во Фрунзе (ныне Бишкек. - Авт.). Так я попал в коллектив, собранный со всего Союза, и два года проработал в Киргизской филармонии.
Это было хорошей школой, у нас в коллективе выступали очень хорошие музыканты, мы часто гастролировали.

Тофик Джаббаров

А как попали в квартет "Гая"?
Это произошло в начале 80-х годов. К тому времени я уже вернулся в Баку и два года работал в ресторане "Театрал", который находился перед Русским драматическим театром. Тогда художественный руководитель "Гая" Теймур Мирзоев искал барабанщика для коллектива. Однажды он и его товарищи пришли в ресторан, послушали меня и попросили к ним зайти.
Выяснилось, что они прослушали многих музыкантов, но никто им по душе не пришелся. Репетировала тогда группа в клубе "Бакпорт", находившемся под Гагаринским мостом. Я пришел и сыграл - они были в восторге и взяли меня в квартет. Поначалу я дал согласие, но затем отказался.

Испугались выступить с такими известными музыкантами?
Hет, просто "Гая" был гастролирующим коллективом, а в то время я не хотел уезжать из Баку. Рауф Бабаев не раз приходил за мной в "Театрал", но я был непоколебим. И они взяли другого барабанщика. Спустя год я встретил снова Рауфа и теперь уже сам поинтересовался: "Рауф, а вам конгист не нужен?". Он ответил: "Конечно, нужен!" - так я попал в "Гая" и проработал в этом коллективе пять лет.
И там вы вплотную начали играть на конго?
Да, у них уже с 1974 года был этот инструмент, они его с Кубы привезли. Когда я пришел в квартет, точного понятия об игре на конго не имел, но интуитивно что-то себе представлял и начал потихоньку заниматься. Мне повезло. Через три месяца после моего прихода в "Гая" квартет отправили в гастроли на Кубу. Наша гостиница находилась возле океана, и там каждую ночь местные музыканты играли на конго. Я не удержался от соблазна понаблюдать за ними. Это было удивительное зрелище: представьте, двадцать конгистов играют, а рядом костры горят. Не удивительно, что после пары вечеров я тоже к ним присоединился. Эти так называемые джем-сейшны дали мне многое - я увидел, как надо играть, почувствовал все богатство возможностей этого инструмента. Ведь у нас не было как таковой школы обучения на конго, а игра на нем кардинально отличается от игры на других ударных инструментах. Конго - такой же инструмент, как рояль или скрипка, и так же требует серьезного отношения.
Тофик Джаббаров

А как вас свела судьба с Рафиком Бабаевым?
Впервые я выступил с Рафиком Бабаевым в 1983 году на I Бакинском фестивале джаза, посвященном памяти Вагифа Мустафа-заде. Тогда он работал в Театре песни Рашида Бейбутова. На джазовом фестивале я выступал с тремя коллективами - помимо ансамбля Рафика Бабаева, играл с квартетом "Гая", а также коллективом гостиницы "Москва".
Затем в 1985 году меня пригласил Рашид Бейбутов в свой Театр песни, но тогда я отказался. Спустя некоторое время Рафик Бабаев возглавил ансамбль Гостелерадио. К тому времени я уже покинул квартет "Гая", и Рафик муаллим пригласил меня в свой коллектив. До самого дня трагической смерти этого удивительного музыканта я играл в его ансамбле. С годами я все больше ощущаю значимость Рафика Бабаева. После его смерти многое сломалось, джазовая музыка отошла в тень. С ним мы играли в основном фольк-джаз, объездили многие страны мира...
Но судьба вновь оказалась благосклонной ко мне: Салман Гамбаров позвал меня в свой "Бакустик джаз". Теперь в этом коллективе я около десяти лет - за это время мы успели выступить на многих престижных джаз-фестивалях, проходивших в Германии, Тбилиси, Одессе, а в прошлом году мы пробыли 17 дней во Фрайбурге на потрясающем джаз-фестивале. Там были яркие звезды мирового масштаба - Джошуа Редман, Чарли Мариано, Кассандра Уилсон, Перри Робинсон, Джеф Баллард.

Сейчас вы выступаете еще в трио Эмиля Ибрагим оглу Мамедова...
Я же вам говорю, что с коллективами по жизни мне повезло. Наше трио образовалось в конце 90-х годов - играем мы латиноамериканскую музыку и традиционный джаз. Ребята талантливые, любящие свое дело - значит, играть интересно.

Не раз обращал внимание, с каким любопытством зрители смотрят на перкуссио...
Да, на самом деле, это очень интересный набор инструментов. У меня дома целый арсенал различных колокольчиков, погремушек. Но бывает так, что во время одного номера я могу лишь раз ударить по колокольчику, в тот миг, когда внутренне чувствую, что в данном отрывке должен прозвучать именно он.

Джаз основывается на импровизации, интересно, как получается, что масса музыкантов, играющих на разных инструментах, воспринимается как единое целое?
Часто на джем-сейшнах играем с иностранными музыкантами, мы все единомышленники и разговариваем на одном языке - на языке музыки, обмениваемся своим мироощущением. Ясное дело, в импровизации каждый из нас самовыражается. Это как в футболе - хороший футболист в любой команде сыграет хорошо.

Но если другие спортсмены рангом ниже - это все же скажется на результате?
Слабые будут подтягиваться. В этом плане мне повезло, я всегда работал с музыкантами, хорошо знающими и чувствующими джаз. В целом, естественно, у нас не все одинакового уровня - хороших музыкантов будет от силы человек 15, а остальные подтягиваются. Часто бывает, что молодые приходят нас слушать, и мы приглашаем их сыграть с нами. Через определенное время ощущается прогресс - молодежь растет - это нормальное явление. В свое время я сам смотрел, как играют профессионалы, что-то брал у них, интересовался - в принципе, так оно продолжается и по сей день. Я все время слушаю других музыкантов, ежедневно занимаюсь, практикуюсь. Это как в спорте, перестанешь тренироваться - потеряешь форму. Каждое утро перед завтраком - полчаса. Позавтракав, я вновь сажусь за инструмент, играю до тех пор, пока мне не покажется, что сегодня я немного пошел вперед, морально насытился. А иначе мне думается, что я чего-то пропустил, немного отстал. Тем более, что когда играешь с хорошими музыкантами, это дает большой стимул к росту. Иногда вижу, что внизу собрались люди и слушают мою игру. Соседи не жалуются, часто видят по телевизору и даже гордятся мной.
Есть довольно известный барабанщик-перкуссионист Алекс Акуна, у меня имеется видеокассета с записью его выступлений, которая для меня как настольная книга. Я сотни раз просматривал эту кассету: смотрю - проходит время, заново смотрю и ловлю себя на том, что каждый раз нахожу нечто новое, какие-то штрихи, нюансы и спрашиваю себя: "А как я мог это не заметить?". Так бывает всегда. Знаю, что завтра вновь включу эту кассету и снова найду какие-то новые элементы. Сейчас жалею только об одном, что в свое время по молодости мало учился - если бы пришлось родиться заново, то я бы больше занимался, отдавал себя полностью искусству. Наверное, играл бы по шесть - восемь часов в день.

Тофик Джаббаров

Из беседы с вами можно сделать такой вывод, что в вашей жизни были только одни праздники. Но ведь известно, что джаз - не массовый жанр музыки, и ни для кого не секрет, что в Азербайджане этот жанр не раз переживал периоды подъема и спада. Вас никогда не одолевало желание сменить сферу деятельности, или перейти в другой, более востребованный жанр?
Такие мысли меня никогда не одолевали. Мне кажется, что настоящий музыкант всегда сможет заработать на кусок хлеба. Мы - мобильные музыканты, играем все: когда надо - играем и попсу, и народную музыку, и потому никогда без работы не остаемся.
Я часто выступал - и продолжаю это и сегодня - в шоу-концертах ведущих наших звезд. Такое практикуется во всем мире, даже самые признанные мастера часто участвуют в записи песен. Если обратиться к истории советского джаза, то многие согласятся, что этот жанр на протяжении десятков лет был под запретом, джазовый музыкант всегда сталкивался с разного рода проблемами... Да, было время, когда мы играли джаз только на голом энтузиазме. Более того, мы очень удивлялись, когда стали зарабатывать на джазовой музыке... А какие могут быть сложности, если музыкант по-настоящему любит джаз, слушает и играет? Главное, чтобы зритель понимал тебя и то, что ты хочешь ему передать - причем это может быть и один человек, и сотня, - значения не имеет. Если ты созидаешь, если все это идет внутри тебя, то ради этого стоит творить.
В настоящее время вместе с нагаристом Hатиком Шириновым работаем над новым очень интересным проектом, куда собрали лучших музыкантов страны - с помощью разных ударных инструментов мы подготовили номера с синтезом разных этнических ритмов - начиная с наших и заканчивая индийскими и латинскими. Мне кажется, это будет удачный эксперимент.

Тофик Джаббаров

А как же будущее поколение? Вы хотите передать им свои знания?
Хочу, очень хочу. Ко мне часто обращаются молодые музыканты, я даю им советы, могу показать некоторые элементы, но для того чтобы серьезно этим заниматься, нужны определенные условия, которых у меня пока нет. Мне в свое время пришлось очень сложно, можно сказать, что я начинал с нуля, шаг за шагом. Послушав одного и увидев игру другого, я немного постиг суть этих инструментов, - не могу сказать полностью, так как возможности конго и других инструментов перкуссио безграничны.

Сеймур Закаряев