РАУФ СУЛТАНОВ

Часть I. Начало
Нет, еще никто не сумел передать все грани внутреннего мира, всю музыку души, бунтарство и непримиримость его. И возможно ли это? Ведь он и сам не знает, каков он до конца, какие еще перемены будут тревожить и беспокоить, не давая спать по ночам, в поисках ответа на бесконечную канитель вопросов. Его жизнь - импровизация, он - музыкант от природы, и, возможно, этим сказано многое.
Рауфа Султанова не хочется называть положительным героем, он скорее сильная многогранная личность. С ним можно говорить долго, соглашаясь при этом с его точкой зрения или нет, но, бесспорно, находя новые разрешения интересующих вопросов. Его творчеству не один десяток лет. Рауф работал с лучшими, и сам был одним из лучших. В нем всегда было музыкальное чутье, трудоспособность, стремление глубоко изучить и познать каждую струнку, каждую деталь любимого инструмента.
Начало карьеры в ансамбле легендарного Рашида Бейбутова, прекрасные отношения непосредственно с ним дали соответствующие результаты. Рауф - лучший бас-гитарист, профессионал своего дела, неординарный импровизатор. Головокружительные аплодисменты, оглушающие во время концертов в странах Европы, Азии и Африки, яркий соблазнительный образ жизни привлекал с непреодолимой силой молодого музыканта. Это были счастливые годы, когда казалось, что время, не поддаваясь законам природы, ведет свой отсчет. Но оно летит, забирая на своих крыльях юность, которая уже не вернется.

Часть II. Новые рубежи
Конечно, огромное влияние на его музыкальный вкус оказали записи, которые с трудом находились и переписывались друзьями. Еще со школы они слушали и любили джаз. Ведь его можно анализировать, чувствовать, думать о сыгранной импровизации и каждый раз находить что-то новое. Кумиром Рауфа Султанова стал лучший из лучших - Джако Пасториус - бас-гитарист, которого он слушает по сегодняшний день, считая его гениальным и до конца не изученным музыкантом, основоположником нового течения бас-гитарного исполнения. В джаз Рауф влюбился с юности и остался верен и ему, и себе, посвятив всю свою жизнь музыке.

Рауф Султанов

Годы работы с Рафиком Бабаевым оказались трудовыми и познавательными. Для Рауфа и музыкантов ансамбля Рафик Бабаев был архитектором их джазового творчества, а двадцать лет, проработанных с ним, научили Рауфа очень многому. Он получил огромный опыт и знания в области джазовой музыки, приобрел усидчивость и привычку репетировать по двенадцать, а то и пятнадцать часов в сутки. Уйдя в ансамбль Рафика Бабаева, куда отбирались лучшие музыканты, Рауф Султанов изменил свою судьбу. Это был один из самых важных моментов в его жизни и творчестве.

ЧастьIII. Вдали от Родины
Наверно, со времен возникновения нашей цивилизации рядом с миром и любовью путешествует зло. Итог этого путешествия неизменен. Страшная беда не обошла стороной и Азербайджан, и те, кого мы считали друзьями, коварно обернулись злодеями. Упадок любого вида искусства, напряжение и тяжелая политическая обстановка не давали покоя. Все обсуждали войну, которая запретила создавать, строить, жить как раньше и, разумеется, играть музыку. Рауф не захотел терпеть несправедливости. Он покинул Родину и прожил в Москве пять лет. Конечно же, он там работал. Бесконечное течение знакомств с известными музыкантами, сешны и концерты стали для него отдушиной, но не успокоением…

Часть IV "Синдикат"
"Синдикат" стал любимой и популярной джазовой группой в Баку и за ее пределами со дня образования. Этот коллектив был создан младшим братом Рауфа - известным джазовым саксофонистом Раином Султановым, и, возможно, именно поэтому работать здесь Рауфу было особо интересно. Кроме того, в состав группы входили Эльдар Рзакулизаде (клавишные), Вагиф Алиев, а позже Рамин Султанов - младший брат Рауфа (ударные). Рауф к этому времени уже зрелый музыкант, игра которого отличается необычайной виртуозностью, четкостью и законченностью. Он был одним из главных и сильных звеньев группы.
Пожалуй, композиции, которые исполнялись в "Синдикате", как нельзя лучше гармонировали с внутренней ритмикой Рауфа. Джаз-роковые импровизации исполнялись им безупречно и служили причиной громких "браво" на джаз-фестивальных концертах. "Мираж" - так называется сольная бас-гитарная композиция Рауфа, которая вошла в компакт-диск "Last moment". "Синдикат" был сильным ансамблем, и каждый музыкант квартета достоин уважения.
Бесспорно, что для профессионального музыканта важно то время, когда он чувствует, что наступил переломный момент: начинает не хватать нового звука, и пальцы ищут другие струны, способные дать этот звук. Контрабас для Рауфа Султанова всегда был предметом восторга и преклонения. Он знал, что наступит день, когда серьезно изучит и покорит его себе. Умение ставить цель и добиваться ее всегда было сильной и лучшей стороной Рауфа. Вскоре контрабас был "приручен", а слушатели узнали Рауфа Султанова как прекрасного контрабасиста, лирического исполнителя джазовых баллад и любимой им традиционной музыки.

Рауф Султанов

Часть V. Мудрость
После распада "Синдиката" Рауф создает свой коллектив, отобрав в его состав музыкантов, наиболее подходящих по опыту и манере исполнения. Он полностью отдается игре на контрабасе и раскрывается в традиции, считая ее вершиной классической джазовой музыки. Это именно то умеренно спокойное органичное течение, которое выражает его сегодняшнее настроение и, вероятно, дает возможность поразмыслить и оценить многое с другой точки зрения. Сейчас его больше привлекают пространство и свобода, нежели буйные ритмические бас-гитарные импровизации. Они дают полет фантазий, в которых он растворяется, забывая обо всем том, что неустанно гложет.

Часть VI. Беседа

Рауф, по какой причине ты ушел из ансамбля Рашида Бейбутова?
В ансамбль Рашида Бейбутова меня привел Рафик Бабаев, он меня оттуда и забрал. В то время он отбирал лучших музыкантов для своего ансамбля, я согласился.

Можно ли сказать, что с ансамбля Рафика Бабаева началась твоя джазовая карьера?
И да, и нет. Да, потому, что с Рафиком я глубоко познал смысл джаза в целом как жанра, как искусства, и могу сказать, что Рафик Бабаев является моим педагогом. А нет, потому, что любовь к джазовой музыке родилась у меня гораздо раньше.

Рауф Султанов

Правда ли, что музыканты в ансамбле Рафика Бабаева недолюбливали друг друга?
Нет. Гений Рафика Бабаева в том и заключался, что он умел контролировать и координировать всех. Он был истинным руководителем, таким, какими были, например, Майлс Дэвис, Арт Блейки, - человеком, который держал в руках звездный состав, что было не легко.

Рауф Султанов

Я знаю, что у тебя был запоминающийся разговор с Рафиком Бабаевым, который по роковой случайности оказался последним?
Да, вспоминать об этом сложно. Я работал тогда в Москве, и, позвонив мне туда, он задал такой вопрос: "Рауф, скажи, ты же не навсегда уехал, ведь мы еще будем работать вместе?" Я почувствовал в его разговоре какую-то безысходность, ведь я покидал Баку в очень сложное время.
Рауф Султанов

Когда я уезжал, он сказал такую фразу: "Ты оставляешь нас в тяжелый момент". Но мне было очень трудно, я не мог дальше находиться здесь. Тот период не был нормальным для творчества, для музыки. Я вспоминаю, как брались на заказ композиции, которые полностью записывались на синтезаторе. Мы потом получали за это гонорар, поровну поделенный Рафиком между музыкантами. Тогда в составе ансамбля оставалось всего три человека - Рафик Бабаев, Сиявуш Керими и я, остальные музыканты разошлись кто куда. Это действительно было сложное время. Мы периодически созванивались, и Рафик интересовался, как я устроился, как живу и работаю. Но после последнего разговора во мне что-то екнуло, было плохое предчувствие... Не знаю, я не могу объяснить этого.

Что дали тебе годы, прожитые в Москве?
Московская работа, прежде всего, заключалась в том, что нужно было работать в ресторанах. Для того чтобы нормально жить, снимать квартиру, содержать семью, которая была там со мной, нужно было зарабатывать. Все остальное время я тратил на музыку, записывался на студиях, играл с хорошими московскими музыкантами, такими, например, как Козлов, Остахов, Барышников, и считаю, что не зря прожил там. Был во всем этом смысл, я перенял опыт, окреп и еще более сформировался как музыкант.

Тебе не раз предлагали уехать жить за границу, почему ты остался?
Это один из самых сложных вопросов. Я думаю, что у каждого человека есть своя судьба, и что бы мы ни делали, дальше этой судьбы не уйти. Видимо, так было решено Всевышним, в которого я верю.

Обычно талантливые люди говорят, что окружающие их не воспринимают такими, какими они являются?
Я думаю, что это вполне нормально, так как творческие люди обычно живут чуть-чуть в другом измерении и со стороны они воспринимаются неординарными личностями.

Часто ли то, что ты говоришь, не нравится другим и считаешь ли ты себя конфликтным человеком?
Сам я в общем-то не конфликтный. Но бывает, что собеседник начинает раздражать меня. Я могу спровоцировать конфликт, однако при этом не стараюсь обидеть человека, с которым общаюсь. Часто я имею возможность как бы навязать идею и мысль свою и, в общем, это воспринимается, хотя в некоторых случаях может вызвать и недовольство. В людях не люблю неоправданное высокомерие и самодовольство. А к родным и друзьям я стараюсь относиться так, как они хотели бы этого. Ведь разные бывают натуры, а соответственно, и характеры.

Правда ли, что ты был сторонником распада "Синдиката"?
Да, это правда. "Синдикат" был очень крепким и продуманным ансамблем. В этом была заслуга и моего брата - руководителя ансамбля Раина Султанова, и моя доля, так как ритм-секция была на моей ответственности, а квартет с хорошей ритм-секцией всегда на первом плане. С нами работал Вагиф Алиев - профессиональнейший музыкант, прекрасный барабанщик, Эльдар Рзакулизаде - не менее профессиональный пианист.
О "Синдикате" мы думали еще задолго до его образования. Он был некоей мечтой, а мечта она приходит и может незаметно уйти. Так случилось и с нами.

Рауф Султанов и Рафик Бабаев

В каком коллективе ты чувствовал себя наиболее комфортно?
Ни в каком. Такого коллектива еще не было, но надеюсь, что будет. Мне всегда что-то нравится, но что-то и не нравится в работе. Это, прежде всего, исходит от меня самого, от моего недовольства собой. Мне кажется, что какое-то мое исполнение лучшее, проходит время, и я вижу, что нет, лучшее еще не сыграно.

По какому принципу ты отбирал музыкантов в свой сегодняшний коллектив?
Для меня очень важны отношения между музыкантами коллектива. Они должны быть настолько дружны, насколько возможно - чтобы не воевать на сцене, не переигрывать и не встревать там, где этого не нужно делать. Как-то Вагиф Садыхов предложил мне работать с ним. Мы сыграли всего пару композиций, но сразу же поняли, что не сможем понять друг друга - расстались вовремя, не испортив отношений. Друзей у меня очень мало, и я гораздо больше горжусь прекрасными отношениями с братьями. Мы сумели сохранить эти отношения, несмотря на то, что работать в одном коллективе было не так просто. Каждый из нас, будучи профессиональным музыкантом, имел свое мнение, и было трудно обходить острые углы. Хотя мы настолько хорошо понимали друг друга, что могли выйти из любой сложной ситуации, возникшей на сцене, и каждый очень тонко чувствовал игру другого. В этом заключалась неповторимость "Синдиката". В моем сегодняшнем коллективе тоже существует понятие дружбы и мне кажется, что это имеет большое значение.

Последнее время ты практически не играешь на бас-гитаре, с чем это связано?
Это связано с рядом причин, скажу только, что на данный момент своего творчества я действительно отдаю предпочтение игре на контрабасе.

Ты не боишься забыть инструмент?
Нет, контрабас и бас-гитара однородные инструменты. У них разный подход, но мысль и фразу они передают одинаково. Бас-гитару забыть я не могу, так как посвятил этому инструменту около пятнадцати лет и впервые у нас стал импровизировать на ней. В конце 60-х в Баку было много музыкантов, но я был первым, кто старался импровизировать, в то время как бас-гитару всегда считали аккомпанирующим инструментом. Конечно, контрабас и бас-гитара разные инструменты, и на контрабасе играть физически сложнее, так как он тяжелый инструмент. Но, в общем, будучи опытным бас-гитаристом, его можно прекрасно освоить.

Рауф Султанов

Есть ли такой музыкант, который близок тебе?
Мне бы хотелось быть похожим на Эдди Гомеса - гениального музыканта, но вижу я себя в басисте Джордже Мразе. Он очень близок мне и часто, слушая его, я ловлю себя на мысли, что думаю так же.

Что ты думаешь о будущем джаза в Азербайджане?
Я считаю, что у нашего джаза есть будущее. После трагической смерти Рафика Бабаева некоторое время был застой. Многие музыканты чувствовали себя потерянно, потому что не стало человека, являющегося движущей силой джаза в Баку, человека, который понимал, насколько важен этот жанр, как интеллектуальный вид искусства и достояние, переданное нам старшим поколением. Но в трудный момент бог всегда посылает людей, которым не безразлична судьба культуры своего народа. Уже несколько лет имя Нури Ахмедова - человека высокой культуры, связано с самыми лучшими событиями в джазе нашего города. Я благодарен ему за все то, что он делает в области развития этого уникального жанра у нас. Я также благодарен своему брату Раину Султанову, который работает не покладая рук, и богу, который не лишает нас таких людей.

У тебя есть ученики?
Сейчас учеников у меня нет, но есть молодые музыканты, которые тянутся ко мне, и я стараюсь помочь в разрешении их проблем и ставлю их на правильный путь.

О чем ты жалеешь?
Пока ни о чем, так как посвятил свою жизнь любимому делу, стал музыкантом, не смотря на то, что окончил институт народного хозяйства, и многие хотели затянуть меня в другую сферу деятельности. Я стал тем, кем должен был стать.

Что для тебя является вершиной творчества?
Не знаю, я просто хочу пройти свой жизненный путь, передать другим свои знания, иметь учеников, продолжить начатое дело. Наверное, все это и будет вершиной моего творчества…

Лейла Эфендиева